ganna_94 (ganna_94) wrote,
ganna_94
ganna_94

Categories:

Сделки, формулы, сценарии

Политические сценарии выстреливают через раз, как и сценарии в кино.

((с) приписывают Н. Михалкову)




А. Лукашенко 28 сентября 2021 года заявил, что референдум по новой белорусской Конституции состоится не позднее февраля 2022 года. В тот же день в белорусской столице во время спецоперации белорусских силовиков погибли двое мужчин. Один из убитых оказался сотрудником КГБ. Связаны ли эти события друг с другом?

Политическая формула

Политические процессы внутри и вокруг Беларуси на прошлой неделе стали как-то, почти неуловимо, но явно ускоряться. После выходных в Сочи А. Лукашенко, как говорится, «переключил передачу». До Высшего Госсовета Союзного государства осталось четыре с половиной недели. Судя по всему, сейчас актуальна политическая формула максимально простая, и от этого абсолютно бесперспективная: «А. Лукашенко меняет интеграцию на Конституцию».

Цель А. Лукашенко понятна: абсолютная, ничем не ограниченная, включая временем и электоратом, власть над республикой. Для достижения данной цели необходимы 4 (четыре) компонента:

- внешнее безусловное политическое и силовое прикрытие со стороны России (1);

- неограниченная финансово-ресурсная поддержка белорусской экономики, которую может сейчас обеспечить только Россия (2);

- сохранение во время конституционного референдума поистине мертвой политической стабильности в республике, включая окончательную физическую ликвидацию минского подполья, так как реальное Сопротивление не пойдет на псевдо-переговоры и, с переменным успехом, но все-таки вышвыривает из своих рядов агентуру спецслужб (3);

- диалог с Западом, что, с одной стороны, должно помочь реанимировать российскую дотационную систему (традиционная политика балансирования), а с другой стороны – окончательно заблокировать белорусскую оппозицию (эмиграцию) на уровне зарубежного представительства оппонентов режима А. Лукашенко, занятого исключительно полезной для Минска задачей – имитировать вмешательство Запада во внутренние дела Республики Беларусь (4).

Как в любой политической формуле, в вышеозначенном «обмене» есть свой «капкан» - в случае принятия новой белорусской Конституции Москва теряет последние возможности для интеграционного давления на А. Лукашенко. Дело в том, что статус, который получает А. Лукашенко по новому Основному закону, фактически божественный – это новый фараон, который имеет огромные полномочия и по законодательству не отвечает за последствия своих решений. Законны все его деяния: снял и выгнал избранного президента – имеет право, стал брать заложников из числа жителей Минска – прекрасно, расстрелял политических заключенных – отлично, повторил Хатынь в каком-либо районе белорусском столицы – великолепно. Как с таким фараоном интегрироваться? Это невозможно. Так что политическая формула изначально направлена против России: А. Лукашенко предлагает за реальную и пожизненную власть миф об интеграции.

С учетом того, что первый и второй компоненты обеспечиваются политической формулой, то на минувшей неделе в той или иной форме проявились только третий и четвертый компоненты. В рамках формулы к референдуму готовился текст Конституции. Но трагедия в Минске на улице Якубовского оказалась в приоритете.

№ 3 – «кладбище»

Расстрел, произошедший 28 сентября 2021 года в Минске, в квартире по улице Якубовского, к сожалению, является закономерным явлением в процессе пусть и медленного, но неуклонного сползания белорусского общества к гражданской войне. Закономерность заключается в том, что у сторон конфликта просто не осталось выхода.

Напомним, что в сентябре прошлого года белорусское руководство, по идее, для стабилизации положения в Беларуси могло использовать два сценария: диалог и террор. Однако ни у кого не возникало никаких иллюзий в отношении диалога. После 9 августа 2021 года, когда стало ясно, что в Беларуси достигнут не просто мировой рекорд фальсификации итогов голосования, но попутно развернут террор против собственного народа, любой диалог А. Лукашенко с белорусским обществом может быть ограничен только одним вопросом – уходом первого президента РБ с его поста. Так что диалог был невозможен в принципе, хотя белорусские власти попытались его имитировать.

Остался террор. Это тоже совершенно тупиковый путь по принципу «Всех не перевешаете». Людей можно загнать под плинтус, но государство не может жить по законам концлагеря, должна быть критическая масса лояльности и поддержки. Террор живет по своим законам: если он слабеет, то силы противодействия, а они есть всегда, мгновенно выходят из-под контроля, но и постоянно нагнетать давление на общество невозможно. Во-первых, накладно, а во-вторых, «пружина» обязательно сорвется и ответ будет сокрушительными.

«Щелкнуло»

То, что случилось на Якубовского, не было ответом «пружины» Сопротивления, но стало понятно, что у зажатого под «плинтус» общества начали гореть «предохранители». Молодой человек, Андрей Зельцер, прекрасно зная, что он может получить в ответ от «правоохранителей», все-таки взялся за ружье. И дело даже не в том, что в глазах белорусского населения белорусские силовики полностью идентичны уголовникам, а зачастую ими и воспринимаются. На самом деле перед нами факт осознанного выбора: Андрей выбрал бой и несомненную смерть вместо пыток в застенках белорусских МВД и КГБ. Иными словами, в этой квартире, в лице конкретного человека, мы видим, что ненависть к режиму дошла до критической массы. И произошел «скачок», а скорее «щелчок» …

Но и погибший сотрудник КГБ тоже в чем-то оказался жертвой. Больше года все белорусские силовые ведомства, не зная ни отдыха, ни времени, чтобы перевести дух, находятся в состоянии войны. Согласимся с тем, что подавление народного восстания всегда было войной не просто с уличными маршами, но и войной везде – в транспорте, во дворе, в магазине, с соседями, с родственниками и близкими, да и с самими собой. Рядовой состав превратился в какой-то обезумевший от безнаказанности сброд, готовый хватать, пытать и убивать любого – мужчину, старика, женщину, ребёнка, и, судя по внешнему наблюдению, начальство потворствовало морально-нравственной деградации своих сотрудников, а не сходящие с телевизионных экранов белорусского телевидения «эксперты» неустанно натравливали и натравливают силовиков на собственный народ. Где-то обязательно должно было «щелкнуть» …

В итоге случилась трагедия. Что дальше?

Легальный террор

«Сакральная жертва» есть. Причем жертвы есть с двух сторон. Сейчас происходит процесс их сакрализации. Если из одного делают героя, верного присяге борца с терроризмом, то из Андрея Зельцера – белорусского «Брата-2». При этом никаких иллюзий нет – «Брат-2» на порядок перспективней. Он защищал жену и дом… Что дальше?

Если белорусские власти будут и дальше завинчивать «гайки», то очень скоро трагедии в формате «Якубовского» пойдут потоком. Но белорусское руководство и силовые ведомства, судя по их реакции на трагедию, как раз и рассчитывают на гражданскую войну.

В этом плане было бы второй иллюзией говорить о том, что истерика силовиков направлена исключительно на нагнетание атмосферы страха, рассчитанной на то, что общество в очередной раз «смирится» и «согласится» с очередной электоральной победой, в данном случае, на референдуме. Если бы трагедия на Якубовского произошла в январе 2022 года, то так можно было бы утверждать, но за почти полгода до референдума (?). Пугать народ шесть месяцев – силовики превратятся в клоунов.

На самом деле белорусские «правоохранители» рвутся в бой, чтобы, обеспечив беспроблемное «голосование» по конституционному референдуму, окончательно «зачистить» белорусские города. Любопытно то, что основной довод для ужесточения террора является месть (!) противникам режима, которые поголовно считаются «террористами». О мести день и ночь буквально поют белорусские СМИ и «эксперты». Власть жаждет крови, так как только на крови можно превратить республику в наследственную деспотию.

Февраль 2022 года

Итак, на минувшей неделе А. Лукашенко приступил к окончательной «отшлифовке» Основного закона Республики Беларусь. Любопытно то, что корректировке подверглись «ключевые» вопросы: статус Всебелорусского народного собрания (ВНС), которое практически обнуляет белорусский парламент, включая его верхнюю палату, которая, в свою очередь, превращается в «убежище» для тех, которые могут пойти под суд, а также судьба самого А. Лукашенко.

Имеются и своеобразные конституционные гарантии. В частности, А. Лукашенко предложил предоставить ВНС право на изменение Конституции. Учитывая статус главы ВНС, получается, что изменять Конституцию без всякого референдума будет только А. Лукашенко. Монарх «дарит» народу Конституцию. Иными словами, февральский конституционный референдум будет последним реальных выходом белорусского электората к избирательным урнам.

Новая Конституция РБ должна исключить саму возможность прийти к власти любой оппозиции. Сколько бы народу не требовало передачи власти, сколько бы граждан Республики Беларусь не поддерживали альтернативные политические движения, партии, лидеров, А. Лукашенко все равно останется у власти. Навсегда.

Но проекту новой белорусской Конституции полномочия главы ВНС неограниченные и в современном мире практически невозможно найти им аналога. Даже немногочисленные, оставшиеся на планете монархии, не могут продемонстрировать столь масштабную концентрацию власти в одних руках.

Отметим, что во время обсуждения проекта белорусской Конституции немалый интерес представляли не только все более «глобальные» функции, которыми планировал себя наградить А. Лукашенко, но и юристы, которые, как ни в чем не бывало, радостно поддерживали любой «каприз» А. Лукашенко. Вот интересно, эти люди понимали, что они делают со своей страной и своим народом? Они надеются не дожить до того момента, когда им будут задавать вопросы об их ответственности за превращение Беларуси в европейскую КНДР? В этом есть какой-то белорусский феномен…

№ 4. Диалог с Западом

Феноменом можно считать и почти часовое интервью А. Лукашенко крупнейшему и влиятельнейшему мировому информационному ресурсу CNN, что превратилось в сенсацию прошлой недели. Проблема в том, что в политическом смысле интервью оказалось ничтожным. Как так получилось?

Напомним то, что для уклонения от выполнения обязательств по экономической интеграции с Россией, для перезапуска политики балансирования и шантажа Москвы, контакты с Западом носят для А. Лукашенко критически важный характер. Белорусскому руководителю необходимо срочно выйти из международной изоляции и вынудить Брюссель и Вашингтон снять с РБ санкции. Что для этого необходимо сделать?

Все попытки министра иностранных дел РБ В. Макея реанимировать связи с западным дипломатическим миром завершились крахом, контактные мероприятия на более низком уровне оказались неэффективными. «Дорожную карту» легализации Западом шестого срока А. Лукашенко выработать не удалось, хотя попытки продолжаются. «Подводит» и Россия, которая «отстает» и не стимулирует свои традиционные противоречия с Западом, что создало бы для А. Лукашенко «окно возможностей».

Казалось, на этом фоне интервью А. Лукашенко ведущей американской информационной компании было крайне необходимо. Хотя… здесь есть своя интрига.

Вряд ли среди белорусских дипломатов и специалистов по международным отношениям есть поголовная уверенность в том, что Минск «пересидит» блокаду и позиция А. Лукашенко на 100% верна. Там все-таки должны встречаться реалисты, которые понимают, что нельзя А. Лукашенко допускать к микрофону. За почти три десятилетия никогда выступления и заявления белорусского руководителя не приводили к разрешению конфликтов и кризисов, а скорее наоборот, стимулировали обострения. Выступая А. Лукашенко никогда не признаёт своих ошибок, беззастенчиво перекладывает ответственность на других и требует от партнеров полного подчинения. Это человек истерики, конфликта и скандала, и, если бы А. Лукашенко возглавлял крупную ядерную державу, то мир давно бы сгорел в пламени Третьей мировой войны.

Те, кто подталкивали А. Лукашенко к микрофону, делали это сознательно, так как интервью белорусского руководителя агентству CNN продемонстрировало Западу, что А. Лукашенко окончательно потерян для политической игры в Восточной Европе. Дело в том, что в интервью А. Лукашенко не предлагал сценарии и варианты компромиссов, а ставил условия и ультиматумы. Фактически А. Лукашенко оправдывался… Этого делать было нельзя, оправдания являются признаком признанием. Для политика это недопустимо.

Кто-то на этом сыграл? Да нет, такой итог был выгоден всем. Можно сказать, что, зная особенности А. Лукашенко, его просто подставили.

Выхлоп

Вообще-то реакция на интервью А. Лукашенко CNN оказалась какая-то странная. Главная обида была связана с тем, что американское информационное агентство из 50 минут интервью продемонстрировала только 7-8 минут. В этой обиде белорусскую сторону поддержали как российские телеканалы, так и МИД РФ.

Но вот нет никакой уверенности в том, что если бы тот же CNN продемонстрировал интервью А. Лукашенко полностью, то это как-то бы изменило позицию Запада по отношению к официальному Минску? Скорее политика Запада к А. Лукашенко еще более была бы ужесточена.

При этом стоит обратить внимание на то, что российские СМИ поддержали А. Лукашенко в том, что, говоря о правах человека, белорусский руководитель ушел с белорусской «почвы» на американскую - https://t.me/pul_1/3699. Вот этот момент вызвал ликование на уже российском телевизионном экране.

Реплика в сторону российских СМИ

Перевод пропаганды и контрпропаганды на формулу «А сам какой?» недопустим по целому ряду факторов. Отметим только часть из них.

Во-первых, когда потенциальный противник, который имеет в своем «портфолио» миллионы жертв за три десятка войн в прошлом и нынешнем веке, требует от нас выполнения тех норм, которые он сам не выполняет, прибегать к формуле «А сам какой?» недопустимо, как бы этого и не хотелось, так как это мгновенно ставит нас на уровень потенциального противника или врага. Мы опускаем себя на его уровень. Мы деградируем…

Во-вторых, перевернем формулу и что получим? Неужели, если сосед смертным боем лупит жену и детей, это позволяет нам повторять соседский «опыт» и избивать уже собственную семью? Ссылки на насильников и убийц открывают путь к нашей безнаказанности? На самом деле мы публично говорим, что мы такие же разбойники на международной арене. Но ведь это не так! Зачем мы сами себя так опускаем?

Еще пример: вот французская полиция традиционно жестоко разгоняет «желтые жилеты». Так что? Российской полиции повторять этот «подвиг»?

Ссылки на «А сам какой?» ущербны, являются или трусливым уклонением от разговора по существу, или наступательной формой оправдания собственных ошибок. Этим как раз и занимался А. Лукашенко, когда давал интервью CNN.

В-третьих, мы должны понять, что скатывание на уровень противника гарантирует поражение. А как тогда быть? Чем бить противника в информационной войне по теме прав человека или в смежных вопросах? Достижениями. Высоким уровнем демократии, развитым национальным диалогом, расцветом свободы слова, достижениями в борьбе с коррупцией, достойными и независимыми судами… Неужели это непонятно?

Итак,

Белорусские власти нервничают. Чтобы добиться политического резонанса, в который должны вступить все вышеназванные четыре компонента, обеспечивающие переформатирование А. Лукашенко в настоящего пожизненного фараона, официальному Минску нужно очень потрудиться. А. Лукашенко сейчас чрезмерно эмоционален, что понятно, но столь масштабная цель, которая стоит перед ним, требует совершенно другого уровня планирования, ресурсов и невероятного внутреннего и внешнего доверия. Но ничего этого нет. Однако, время уходит.

А. Суздальцев, Москва, 04.10.2021
https://politoboz.com/content/sdelki-formuly-scenarii
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments