ganna_94 (ganna_94) wrote,
ganna_94
ganna_94

Categories:

Задание на осень 2021 - ждать Чуда!

Мы, большевики, в чудеса не верим.
И. Сталин



А. Лукашенко, еще не прибыв с визитом в столицу России (встреча с В. Путиным запланирована на 9 сентября), уже стал в информационном пространстве триггером волны сомнений в том, что российско-белорусский саммит вообще состоится. Первоисточником вялотекущего скандала в очередной раз стал посол РБ в РФ В. Семашко, поспешивший придать будущей встрече глав государств поистине эпический характер. На самом деле причина склоки «у трапа самолета» понятна – деньги. А. Лукашенко ждет от Москвы только денег, и никакая интеграция ему не нужна.

Мы еще обсудим самую тяжелую и неотвратимую угрозу для режима А. Лукашенко – российскую (№ 6), но пока имеет смысл все-таки вернуться к угрозе № 5. Причина такого внимания к западному влиянию на белорусский политический кризис связана с тем, что миграционное давление со стороны Минска подтолкнуло Евросоюз к подготовке нового пакета санкций.

Санкции

Необходимо признать, что все, уже принятые пакеты санкций против Беларуси, включая 4 и 5, отличаются декоративностью, наличием «дыр» и «прорех», которыми немедленно воспользовался Минск, и являются, в своей большей степени, имитацией реальных санкций. Имитация санкций позволяла утверждать, что контакты между белорусским руководством и Евросоюзом сохраняются. Стороны не исключали заключения компромиссных решений, включая начало процесса помилования политзаключенных или прекращения миграционного давления на Литву, Польшу и Латвию.

Однако 9 августа санкционная политика Запада с помощью США была продолжена и углублена. Введенный Вашингтоном, хоть и отложенный до декабря 2021 года, пакет санкций «5+» носит более глобальный характер и заставил белорусские власти в авральном формате готовить обходные маршруты белорусского экспорта. Вместе с воздушной блокадой и получением А. Лукашенко статуса изгоя на международной арене, санкции создали вокруг Беларуси реальный санитарный кордон (блокада).

Реплика

Реакция на блокаду со стороны Запада у белорусских властей оказалась противоречивой. Белорусское экспертное сообщество утверждает, что санкции против Беларуси на самом деле ударят по самой Европе/европейскому бизнесу, т.е. повторяется российская аргументация. Но для Беларуси данный аргумент является ложным, так как невозможно сравнить значимость для Евросоюза российского и белорусского рынков. Кроме того, до настоящего времени Россия обеспечивает более трети европейского рынка энергоносителей и её невозможно заменить. В свою очередь, если для России значимость белорусской экономики близка к нулю, то что в данном случае говорить о Евросоюзе…

Можно отметить, что с октября 2020 года белорусский агитпроп мечется между утверждениями, что, с одной стороны, влияние санкций на белорусскую экономику незначительно и некритично, но с другой стороны, все негативные последствия от санкций компенсирует Россия (об этом мы еще поговорим). С лета 2021 года белорусские власти уверяют, что в отношениях с Западом все «утрясётся» и «нормализуется», т.е. санкции до декабря текущего года ЕС и США обязательно снимут, так как «санкции наносят больше ущерба ЕС, чем Беларуси» (опять!). На самом деле белорусские власти лукавят и ждут другого…

В этом плане стоит обратить внимание на удивительное единство мнений совершенно различных политических сил о «вредоносности» санкций, которые, мол, стимулируют сближение Беларуси и России. На то, что санкции «подталкивают» Минск к Москве, указывает и часть политического класса, и экспертов в Евросоюзе и США, некоторые представители белорусской оппозиции, которые уже готовы подставить А. Лукашенко плечо (https://t.me/radiosvaboda/38207). «Говорящие головы» из белорусского правительственного лагеря, воздевая руки к Западу, едва не плачут: «Что же вы с нами делаете, отдаете нас России!». Вот последнее очень удивляет, так как совершенно не совпадает с утверждением из тех же белорусских правительственных кабинетов, что Россия все «компенсирует». Так что же ждут от России? Аннексии? Или, всё-таки, компенсации чужих санкций?

На самом деле эти противоречия стоит проанализировать, так как они являются индикатором того, что Минск в наступающий осенний период будет делать ставку на то, что традиционная антироссийская политика Запада/ЕС обязательно создаст для режима А. Лукашенко «окно возможностей».

«Окно»

Июль и август у белорусских властей ушли, как раз, на поиски «окна» на Запад. Основную работу на европейском политическом поле в закрытом режиме проводило ведомство В. Макея и белорусские спецслужбы, но реального результата достигнуто не было. Напомним, что, выступая 9 августа на своей пресс-конференции, А. Лукашенко 6 (шесть) раз обращался к Евросоюзу с требованием сесть с ним за стол переговоров и отменить санкции. Видимо, в Минске не учли, что страны Прибалтики и Польша извлекут свои выгоды из функционирования «Тропы Лукашенко».

Евросоюз на контакт летом не пошел, изоляция Беларуси осенью будет только нарастать. Так что спровоцированный Минском миграционный кризис, который через восемь недель будет уже «подморожен», так и не привел к прорыву блокады. Но, при этом, миграционный кризис буквально отбросил белорусский политический режим до статуса «европейского Талибана». На этом фоне очень сложно представить ситуацию, при которой стал бы возможным старт санации отношений Запада и Минска.

Итак, впервые за все бесконечное президентство А. Лукашенко, угроза со стороны Запада начинает приобретать ощутимый характер. Дело в том, что к декабрю к санкциям «5+» могут присоединиться новые, уже «миграционные» санкции, которые в настоящее время разрабатываются. Снова декабрь?

Переворот?

Нам осталось рассмотреть угрозы со стороны белорусской номенклатуры/силовиков (№ 2) и России (№ 6). Стоит отметить, что эти угрозы между собой косвенно связаны, так как РФ всегда незримо присутствовала за спиной белорусского силового блока. Но, прежде всего, посмотрим на белорусский истеблишмент, где сейчас все далеко не просто. Дело в том, что давно зафиксированный разрыв между основной номенклатурой и правящей хунтой нарастает. В стане силовиков существуют свои проблемы, которые периодически проявляются в суицидах. В целом нарастает понимание, что бесконечно жить и работать в режиме концлагеря невозможно. Но эти расколы непосредственно власти А. Лукашенко не угрожают, так как являются традиционными для «устоев» авторитарного политического режима, но, в то же время, они создают своеобразную «базу» переворота.

Необходимо учесть, что государственный переворот в условиях распада персонифицированной власти является закономерностью и традицией. Его подготовка основана на объективных законах поиска выхода из кризиса, так как, что уже отмечалось выше, оккупация все равно является режимом временным. Рано или поздно выход, пусть и катастрофический, но находится. И в этом случае обязательно появляется проблема людей, выступающих в роли расходного материала, и которых, в итоге, сбрасывают с «борта». Мы все это сейчас наблюдаем в Афганистане.

Выполнение любого требования внешних сил: к примеру, освобождение политических заключенных, потребует «выдачи» верхушки силового блока, а следом и расследования убийств и пыток. Это закономерность, от которой никуда не деться, так как выпускать всех «политических», а их уже более 600 человек, все равно придется. А. Лукашенко пытается выбраться из этой «западни» при помощи помилований, но это не спасет ситуацию.

Кроме того, сама хунта не вечна, а силовой блок, естественно, заинтересован в легитимизации существующего порядка, разрядке отношений с Западом и возвращении России в статус безусловного спонсора белорусского правящего режима. Легитимизация позволяет уйти от ответственности за преступления, уже совершенные «защитниками» А. Лукашенко, хотя нет иллюзий, что силовики защищали и защищают сами себя. Но как всего этого добиться?

В данной расстановке сил роль А. Лукашенко трудно переоценить. Именно бессменный белорусский руководитель должен легализировать поставгустовский политический режим. Однако…, у А. Лукашенко ничего не получается и не получится, так как он сам и является причиной кризиса. Изоляция и санкции растут и ужесточаются, отношения с Москвой продолжают оставаться в «конфетно-букетном» формате. Отсюда мечты официальных пропагандистов о том, что «все успокоится» и «Запад поймет». Эти фантазии в большей степени ориентированы не на белорусский народ, а на белорусскую номенклатуру и силовиков, которых пытаются успокоить и призывают потерпеть. Когда станет понятно, что ничего хорошего уже не будет, а ситуация будет неуклонно ухудшаться, тогда, на определенном этапе, хунта, ради собственного спасения, попробует убрать источник кризиса, чтобы переворотом прикрыть своё участие в преступлениях режима.

Можно говорить, что окружение белорусского руководителя состоит из трусливых и недалеких людей, но придется учесть, что замысел и исполнение переворота не зависит от личных качеств государственных чиновников и силовиков А. Лукашенко, так как построены они на страхе наказания и желании «соскочить» с «Титаника». Вот на это у «ближнего круга» «талантов» хватит.

Переворот неотвратим, но проблема в том, что, во-первых, мятеж по белорусской традиции опоздает, и начнется обычная неразбериха, череда предательств, разборок и эпидемий больничных/отпусков. Во-вторых, тактически переворот окажется кратковременной разрядкой, вызовет внутри страны эйфорию, будут освобождены не только политические заключенные, но тысячи людей, в той или иной степени причастных или вообще непричастных к уличным протестам или минскому подполью. Но это вовсе не значит, что у власти окажутся любители демократии. Скорее всего, во главе государства окажется хорошо всем знакомая хунта, но ей, в любом случае, придется готовить выборы.

В-третьих, переворот категорически не признает Россия, и, скорее всего, возьмет паузу с признанием Запад. Москва со времен киевского майдана выступает за смену власти в конституционном формате и может пойти на признание новых властей только в «киргизском варианте» (осень 2020 года), когда переворот выливается в народную революцию и прежние власти находят компромисс с теми, кто идет им на смену. Запад, опасаясь, что за переворотом стоит Россия, будет наблюдать и искать собственные выгоды в смене власти в Беларуси. Но, в любом случае, без финансово-ресурсной поддержки Москвы хунта не продержится и месяца. Антироссийский вариант переворота вообще невозможен, так как Евросоюз не будет спонсировать Минск.

Итак, переворот в Минске реален и практически неотвратим, но почти наверняка приведет к звериной схватке за власть. Решающую роль в судьбе переворота сыграет позиция России.

Россия

Специфика российской политики в отношении режима А. Лукашенко заключается в том, что она проводится двумя параллельными сценариями, что позволяет А. Лукашенко постоянно менять векторы.

Первый сценарий был сформирован 14 сентября 2020 года в Сочи, и подразумевает легитимный транзит власти через конституционную реформу и новые выборы. Москва с данного трека не сходит, но вот А. Лукашенко постоянно пытался выйти из конституционной реформы, имитировал всенародное обсуждение, а в итоге «слил» в информационное пространство проект монархической Конституции. Но, при этом, на что стоит обратить внимание, А. Лукашенко не признал проект нового Основного закона РБ своим. Пока не признал, так как Конституция остается главным элементом игры с Кремлем.

Ввиду того, что превращение Беларуси в фактическую монархию оказывает непосредственное влияние на перспективы развития Союзного государства, новая белорусская Конституция будет обсуждаться на ближайшем российско-белорусском саммите. При этом Москве придется признать, что никакого транзита власти в Республике Беларусь не будет, то есть первый сценарий зашел в тупик, о чем мы предупреждали еще в прошлом году.

Второй сценарий связан с попыткой все-таки запустить российско-белорусскую экономическую интеграцию, что является стратегической задачей для российского руководства. Именно в рамках начавшейся интеграции, т.е. фактически в формате уже частично единой экономики, Россия готова смикшировать негативный эффект от западных санкций, так как понятно, что сама Беларусь выдержать санкции не в силах. Иными словами, все то, что обсуждалось в Санкт-Петербурге в июле текущего года, включая поддержку и преференции в ценах на энергоносители, кредиты и иные формы помощи могут быть исполнены только в условиях интеграции. Правда, белорусская сторона упорно «не слышит» данного условия, рассчитывая получить от Москвы «компенсации» за санкции…

Однако два сценария тактически не стыкуются в вопросе о судьбе первого белорусского президента. Дело в том, что, подписав пакет «дорожных карт» или, как сейчас говорят, «союзных программ», А. Лукашенко формально должен в дальнейшем, выполняя подписанные соглашения, стимулировать интеграцию между Россией и Беларусью. Это частично аннулирует первый сценарий транзита власти, то есть тактически белорусская сторона выигрывает год или два, но не до 2025 года. В 2024 году В. Путин уходит с поста президента России, так что дольше 2023 года А. Лукашенко вряд ли сохранится на посту главы белорусского государства. То есть стратегически А. Лукашенко всё равно проигрывает.

Есть еще одна проблема. Экономическая интеграция между двумя разными экономическими системами подразумевает жесткие структурные реформы белорусской экономики. Такого рода реформы А. Лукашенко, известному популисту и демагогу, не под силу. Тут потребуется политический камикадзе, не заинтересованный в продолжительном сохранении себя у власти. Как эту задачу решить, пока никто не знает…

Итак, на тактическом уровне два сценария противоречат друг другу, но на стратегическом они стыкуются – А. Лукашенко уходит. Скажем иначе: первый белорусский президент уходит, а Республика Беларусь остается…

Саммит

Как мы уже отмечали выше, А. Лукашенко летит в Москву только за деньгами, и он не заинтересован в том, чтобы своим появлением в Кремле оказать какое-то содействие российским властям в преддверии думских выборов. Так что проведение совместной пресс-конференция остается под вопросом. Формально белорусский руководитель готов только обсудить в Москве подготовку т.н. «союзных программ», чтобы в итоге перенести их старт после проведения декабрьского, 2021 года, Высшего ГосСовета Союзного государства. Снова декабрь?

Зловещий декабрь

Попытка получить из российского бюджета нескольких миллиардов долларов, и одновременно уклониться от подписания стартового пакета белорусско-российской экономической интеграции – главная интрига наступающего осеннего политического сезона. Вероятно, политическая игра с Москвой растянется до конца декабря, чтобы в итоге, перед Новым годом, вылиться в скандал.

В декабре начнут действовать основные санкции пакета 5+. До этого момента перед В. Макеем стоит задача начать диалог с Западом, чем не только легитимизировать шестой срок А. Лукашенко, но и снять санкции. Если это получится, то, с одной стороны, контакты с Западом создадут основу для традиционной политики балансирования, которая, в свою очередь, поможет и дальше избегать интеграции, но получать дотации, а с другой стороны, снятие санкций резко снижает зависимость режима А. Лукашенко от России и необходимость обмена интеграции на компенсации санкций отпадает. Иными словами, В. Макей должен сотворить настоящее чудо – Запад должен перед ним буквально капитулировать.

С учетом того, что наступившей осенью все угрозы режиму А. Лукашенко будут только нарастать, то в ближайшие месяцы можно будет более уверенно говорить о назревшем перевороте, поскольку об этом начнут говорить открыто, и едва ли не с экранов БТ. Попутно усилится активность минского подполья.

В любом случае декабрь является критическим месяцем для режима А. Лукашенко. Все угрозы к декабрю начинают сходиться, и в итоге они, провоцируя и разгоняя друг друга, смогут вступить в смертельно-опасный для официального Минска политический резонанс.

Кроме того, не стоит забывать оговорку Дж. Байдена на пресс-конференции после встречи с В. Путиным в Женеве, в июне текущего года: «Через полгода посмотрим». Есть мнение, что президент США имел в виду перезапуск отношений с Россией, но тогда в этот «пакет» входит и поиск выхода из белорусского политического кризиса, который обсуждался 16 июня 2021 года президентами двух главных ядерных держав мира. В любом случае мы опять сталкивается с декабрем.

Задание на осень 2021

Что может противопоставить А. Лукашенко столь тяжелому, скажем сразу, «декабрьскому» сценарию?

Белорусский руководитель, чтобы окончательно разрушить интеграционный сценарий Москвы, может к декабрю разогнать скандал с обвинениями Кремля в том, что он покушается на белорусский суверенитет. Стоит вспомнить, что 9 августа 2021 года, на своей пресс-конференции, именно с проблемы сохранения суверенитета в рамках интеграции с РФ начал А. Лукашенко свой ответ на вопрос о перспективах российско-белорусских отношений. «Защита» суверенитета, которая вызовет мгновенную поддержку белорусской оппозиции, действительно может сорвать интеграцию, но уже навсегда…

В этом случае республика и сам А. Лукашенко, как и его силовики, останутся без прикрытия России, в политической изоляции, в воздушной блокаде и под санкциями. Дальше можно ничего не расписывать…

Остается миграционный кризис, как инструмент «гибридной войны» Минска против Запада, но если он не переформатируется в полномасштабный международный конфликт, куда можно будет втянуть Россию, то к концу октября «Тропа Лукашенко» превратится в римейк отступления армии Наполеона под бесконечным осенним дождем и первыми снегопадами.

Еще А. Лукашенко может рассчитывать или даже мечтать о том, что итоги думских выборов в России не признает Запад и в РФ, на фоне скачка противостояния с США и Евросоюзом, начнется политический кризис. В этом случае Москве будет не до Беларуси и транзита власти в республике… Но примерно такого же эффекта в Минске ждали и от афганского кризиса, что, однако, не отодвинуло саммит 9 сентября и не снизило внимание Москвы к белорусскому кризису. Больше ничего у А. Лукашенко нет.

А. Лукашенко может спасти только чудо, но пока ждем его в Москве.

А. Суздальцев, Москва, 05.09. 2021
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments