ganna_94 (ganna_94) wrote,
ganna_94
ganna_94

Categories:

Ремейк «мух» и «котлет»

Если вам говорят, что дело вовсе не в деньгах, значит, речь идёт о чужих деньгах.
Билл Клинтон, экс- президент США



А. Лукашенко все чаще нарушает традицию. Многие годы после визита в Россию и встречи с В. Путиным, несменяемый белорусский руководитель всегда очень оперативно выступал с оптимистическими заявлениями о том, что и как удалось выбить из российского бюджета или получить «живыми» ресурсами - нефтью и газом. После поездки 13 июля текущего года в Санкт-Петербург вместо А. Лукашенко об итогах последнего российско-белорусского саммита рассказала пресс-секретарь.
Напомним, что после встречи в Сочи 22 февраля 2021 года, А. Лукашенко только через десять дней в совершенно фантазийном формате вспомнил о разговоре с В. Путиным, после поездки в Москву 22 апреля белорусский руководитель отмолчался. Вернувшись в Минск снова из Сочи (28.05.2021) А. Лукашенко говорил только о санкциях и обещал, что Россия не оставит без поддержки белорусского государственного авиаперевозчика «Белавиа».
Можно говорить, что в 2021 году А. Лукашенко ни разу не сделал более-менее внятного заявления об итогах своих переговоров с российским руководством, чем стимулировал самые различные и, как правило, противоположные слухи и предположения.

Слухи

Прежде всего, обратимся к причинам срочной поездки А. Лукашенко в Северную столицу России. Интриги здесь нет. На словах необходимость встречи была обсуждена еще в июне и озвучена белорусской стороной на VIII форуме регионов Беларуси и России. Не скрывалось, что белорусский руководитель буквально рвался в Россию.

В. Путин в рамках поездки в Санкт-Петербург выбрал день, когда у него появилось «свободное окно». Не более того. Так что волна «достоверных» слухов, обрушившаяся в белорусское и частично российское информационное пространство, была большей частью вымыслом и спекуляциями на белорусско-российской проблематике.

Еще больший фонтан слухов вызвали итоги встречи на петербургской земле. Прежде всего, стоит напомнить о политической формуле, которая применима буквально для всех визитов главы белорусского государства в Россию: «Лукашенко ездит на встречу с президентом России только для получения денег и ресурсов», что вполне понятно, так как было бы странным, если бы А. Лукашенко, исходя из международной или внутрироссийской ситуации, мчался бы в Москву с предложением помощи.

13 июля 2021 года А. Лукашенко привез российскому президенту длинный список требований на общую сумму в 5 млрд. долларов США (https://t.me/bolkunets/3289). Список составляли в белорусском правительстве. В данном случае мы можем говорить, что в Санкт-Петербурге произошел ремейк знаменитого визита А. Лукашенко в Санкт-Петербург, который состоялся 19 лет назад.

Историческая справка

Через 2 года после подписания Союзного договора, который белорусская элита всегда воспринимала в качестве беспрепятственного доступа к российским финансовым и природным ресурсам, А. Лукашенко решил, что Россия ему задолжала и привез в июне 2002 года в Санкт-Петербург огромный список того, что Россия должна немедленно передать или просто отдать «союзнику». Можем сказать, что это был перечень столь обширных желаний соучредителя Союзного государства, что просто чудом там не оказалось требование приписать к Беларуси Калининград, Смоленск, а заодно выдать ключи от Кремля. Между прочим, требование немедленно передать Минску солидную часть российских газовых и нефтяных месторождений в том списке тоже присутствовали. В общем, А. Лукашенко привез В. Путину условия капитуляции и сдачи страны на разграбление. Причем, что тогда поразило российских чиновников, сам А. Лукашенко и его свита вела себя так, словно они новые варяги, которых позвали править и царствовать в огромной стране с природными запасами первого уровня и ядерным потенциалом.

В. Путин воспринял минский список в качестве абсурда и через несколько дней уже в Москве, выступая в московском кардиоцентра, очень образно ответил А. Лукашенко. Президент России заметил, что если бы А. Лукашенко представлял российский регион, то его требования хоть как-то можно было бы обсудить, но А. Лукашенко является президентом суверенного государства и странно от него получать такого рода требования, как будто Россия капитулировала перед Беларусью или является белорусской колонией. Отсюда и возникла знаменитое выражение В. Путина: «Мухи отдельно, котлеты отдельно», что означает: то, что можно требовать субъект российской федерации, не может требовать страна, претендующая на независимость. Иными словами: входите в состав России и требуйте от федерального центра что хотите, а то А. Лукашенко хочет получить все бонусы, как регион России, но при этом оставаться независимым и суверенным.

То, что А. Лукашенко тогда был вне себя от того, что ему указали на его место, которое он заслуживает, значит сказать ничего. Белорусский президент был в бешенстве. Его можно понять, он уже считал, что вся Россия на него будет работать…

Но любопытно другое. Уже почти два десятилетия после июньского 2002 года российско-белорусского инцидента белорусская оппозиция интерпретирует слова В. Путина как пример имперской сущности России, которая спит и видит аннексию Беларуси. А ведь А. Лукашенко было просто указано, что не стоит думать, что на кассе российского гипермаркета сидят наивные дураки, позволяющие вот таким ушлым и хитрым лукашенкам вытягивать из торгового зала целые телеги с российскими ресурсами без оплаты. Иными словами, А. Лукашенко поймали за руку…

Очередные мифы

16 июля 2021 года, через три дня после визита А. Лукашенко в Санкт-Петербург белорусский премьер-министр очень вдохновлённо заявил, что поддержка России полностью компенсирует Беларуси ущерб от санкций Запада: «Это касается кредитно-финансовой поддержки белорусской банковской финансовой системы. Это касается страхования заключаемых нами сделок. Поэтому у нас нет сомнений в этой части, что поддержка на взаимовыгодных условиях со стороны России будет. Она полностью перекроет те возможные последствия, на наступление которых рассчитывают те, кто эти санкции ввел» (https://vz.ru/news/2021/7/16/1109379.html). В общем, официальный Минск после саммита публично радуется, что как всегда свои проблемы он переложил на плечи Москвы.

Более того, получилось как-то странно: А. Лукашенко, перехватив в мае в пиратском формате европейский авиалайнер и организовав на границах Евросоюза миграционный кризис, ждет от России «компенсации» за свой международный разбой. Напомним, что именно о «компенсациях» говорил В. Макей во время своего визита в Москву 18 июня 2021 года.

Но тогда от А. Лукашенко можно ждать любой международной провокации, которые он творит, не согласовывая с Москвой, великодушно оставляя последней задачу компенсации ущерба.

Миф о санкциях

Итак, первый миф – это западные санкции. Напомним, что все санкционные «пакеты», принятые до июня текущего года, оказались пропагандистскими пустышками, призванными продемонстрировать Беларуси и, прежде всего России, что Запад на чем-то настаивает и чего-то от А Лукашенко даже добивается. Вспомним, что вообще-то говорилось о фальсификации выборов 2020 года, новых президентских выборах и освобождении политзаключенных. Понятно, что предыдущие три пакета носили скорее символический характер, фактически приглашая А. Лукашенко/В. Макея к открытым или закрытым консультациям, а может и переговорам.

И все бы шло как по маслу, в итоге А. Лукашенко занялся бы своим любимым делом – торговлей людьми, если бы не акт воздушного терроризма 23 мая 2021 года. Переговоры ЕС-РБ стали невозможными, но только на время. Обратим внимание на то, что четвертый «пакет» санкций (21 июня 2021 г.), посвященный персональным санкциям, оказался весьма странным. В нем не нашлось места целому ряду видных белорусских олигархов. Пятый «пакет» (24.07.2021) – секторальные санкции, был сформирован столь «дыряво», что о каком-то серьезном негативном влиянии на белорусскую экономику данного «пакета» не приходится.

Это расхождение слова и дела, что характерно для Запада, мгновенно уловили белорусские власти, которые, с одной стороны, силами белорусской «экспертизы» стали успокаивать белорусскую общественность, что, мол, экономическая угроза от санкций преувеличена. Появился и индикатор: прекратился сбор подписей рабочих и сотрудников предприятий, которые подпадали под санкции. С другой стороны, белорусские власти устроили истерику в отношении «давления» Запада («на нас напали!»), рассчитывая на реакцию Москвы. К примеру, сейчас Минск свою вину в отношении факта воздушного терроризма интерпретирует в нанесение ущерба Беларуси, словно пассажирский лайнер авиакомпании Ryanair нещадно бомбил Минск.

Иными словами, А. Лукашенко использует в большей степени символические санкции Запада в качестве предлога по вытягивают из России дополнительных ресурсов. Получаем политическую формулу тактики выживания режима Лукашенко в настоящее время: «Санкционный миф меняется на реальные ресурсы России». И если ориентироваться на заявление Р. Головченко, то Минску, изображающему из себя «жертву» Запада, в очередной раз удалось обмануть Москву.

Понятно, что если так и дальше белорусская оппозиция будет «пробивать» санкции от Запада, то штаб в Вильнюсе получит от А. Лукашенко статус дипломатического представительства с соответствующим содержанием, что Литва уже сделала, а Светлане Тихановской А. Лукашенко вручит какой-нибудь орден.

Второй миф

Второй миф создается на наших глазах, и он связан с «успехом» последнего российско-белорусского саммита. Именно об этом говорил в прошедшую пятницу Роман Головченко. Сразу отметим, что список требований, который представил А. Лукашенко В. Путину в Санкт-Петербурге поражает. Более того, часть из них носит стратегический характер. К примеру, формирование совместного плана противодействия санкциям означает, что Беларусь должна получить расширенное финансовое дотирование со стороны российского бюджета, так как ничего «совместного» в данном плане нет. Все за счет России. Фактически Беларусь «садится» на российский бюджет.

Финансовая подпитка белорусской банковской системы (Минск потребовал 0,5 млрд. долларов) должна тоже оперативно быть организована из российского бюджета, что как-то странно выглядит на фоне успокоительных пресс-релизов Национального банка. Если в белорусских банках все прекрасно, то зачем просить у России столь масштабную финансовую поддержку?

Понятно, что главный банк Республики Беларусь скорее всего приукрашивал ситуацию, так как ему необходимо спасти белорусскую банковскую систему от банкротства. Но все-таки данное требование к Москве на фоне сохранения контроля А. Лукашенко над захваченным «Белгазпромбанком» выглядит в по меньшей мере нагло.

Напомним, что белорусское руководство захваченного и в немалой степени разграбленного российского банка неоднократно обращалась к «Газпромбанку» с требованием начать финансирование банка. Это примерно так же, как бы если угонщик автомобиля будет периодически требовать от ограбленного владельца машины деньги на бензин.

Но требования спасать белорусские банки-банкроты только открывают список желаний в финансовой сфере. В частности, согласно запросу белорусской стороны, Москва должна содействовать выделению кредита от Евразийского фонда стабилизации и развития в 3,5 млрд. долларов, в очередной раз предоставить госкредит для рефинансирования внешней задолженности Беларуси в 2022-2023 годах (от 1,5 до 3 млрд. долларов) и содействовать размещению белорусских долговых обязательств на российском финансовом рынке. Иными словами, Минск соблюдает традицию – берет российские кредиты, а потом просто перекредитуется, рассчитывая, что когда-нибудь Москва долги «союзнику» спишет. Москва по данным пунктам «получила информацию» и обещала «рассмотреть» …

Ну кроме того, Москва, по мнению Минска, обязана спасать «Беларуськалий» - «валютный цех» семьи Лукашенко. Но этим экзотика не заканчивается. Согласно различным источникам, белорусское руководство, публично нацелившись на развитие отношений со странами Юго-Восточной Азии, потребовало от России передать Минску контакты и доступы к рынкам данного перспективного региона, а также оказать содействие белорусским субъектам хозяйствования в этих странах… Как говорится, «приехали»…

В списке есть и требования в отношении энергетики. Москва отказалась «компенсировать» Минску свой налоговый маневр в своей же нефтяной отрасли, так как следом белорусская сторона будет выставлять требования «компенсации» практически к каждому экономическому решению российского правительства. В принципе, так и происходит.

Но российское руководство готово кредитовать покупку российской нефти белорусскими партнерами на сумму «компенсации». Москва готова пролонгировать цену российского газа, поставляемого в РБ в 2021 году, на 2022 год. Это решение подается в Минске как успех А. Лукашенко.

Однако не все так просто. В частности, Москва холодно отнеслась к требованиям увеличить поставки на российский рынок белорусских лифтов, продукции «МАЗ» и «БЕЛАЗ», заводов радиоэлектронной промышленно. Иными словами, чтобы создать белорусским производителям особые привилегированные условия на российском рынке, России необходимо закрывать свои предприятия, включая «Камаз» и плодить у себя безработицу. Но ведь эти предприятия приносят деньги в российский бюджет. Кроме того, они активно развиваются - https://t.me/inosmichannel/4071

Список требований от А. Лукашенко носит, конечно, двоякий характер. Помимо желания получить от России экономической поддержки, он со всей очевидностью подтверждает то, что глава белорусского государства не в силах удержать власть в РБ без российской поддержки. Иными словами, судьбы А. Лукашенко в руках В. Путина. Признаем, что это не только опция для российского руководства, но и огромная ответственность, как и ощутимый риск. Но к этой теме мы еще вернемся в ближайшие недели.

А что взамен?

До настоящего времени о результатах поездки А. Лукашенко в Санкт-Петербург говорят только в Минске. Из Москвы подтвердили то, что «совместный план» разрабатывается, но пока Россия не перечислила в Минск ни копейки. В этом и состоит интрига.

Дело в том, что белорусская сторона ничего не говорит о том, чем она готова компенсировать России финансовую и ресурсную поддержку. Напомним, что незадолго до встречи в Северной столице России пресс-секретарь В. Путина намекнул, что российское руководство «ждет А. Лукашенко в Крыму», но белорусский руководитель отмолчался.

Вопрос о признании Беларусью возвращения Крыма в состав России стал для российской общественности своеобразным индикатором искренности слов А. Лукашенко о союзничестве с Россией и готовности продвигать российско-белорусскую интеграцию. Понятно, что о политической интеграции забыли… От политического объединения в формате СГ отказался и В. Путин, заявив 13 июля на встрече с А. Лукашенко, что «В прямом смысле слова это не государство. Это просто определенный уровень интеграции <…>. И при полном сохранении суверенитета» (https://tass.ru/politika/11896861). Наверное, это правильно и отражает уровень взаимоотношений Беларуси и России, но тогда возникает вопрос о необходимости целого набора структур и организаций, которые кормятся из бюджета СГ, то есть из бюджета России?

Не стоит забывать, что Лукашенко на самом деле после августа 2020 года сделал скорее символические шаги в сторону Москвы. К примеру, белорусский транзит через прибалтийские порты как шел, так и идет. Только малая доля белорусского экспорта была перенаправлена в российские порты в Финском заливе. Про Крым мы уже говорили…

Напомним, что когда в сентябре 2020 года В. Путин выделил Минску кредит в 1,5 млрд. долларов, это не осталось незамеченным в России, где возникла ощутимая волна негодования. На прошлой неделе, сразу после встречи В. Путина и А. Лукашенко подобная же реакция российского общества была проявлена в российском медиа пространстве.

На самом деле вопросов к Минску очень много и не все они исчерпываются темой о признании РБ территориальной целостности России.

К примеру, в Москве не очень понимают, как помогать Беларуси справляться с санкциями, когда на территории РБ с 2014 года существует огромный контрабандный терминал и седьмой год Беларусь совершенно свободно обнуляет российские антисанкции против Евросоюза. Есть вопрос и к настоящей лавине контрабандных белорусских табачных изделий, которые добрались уже до Новосибирска.

Понятно, что официальный Минск по традиции все отрицает, но нет сомнений в том, что этот международный криминальный промысел администрируют и получают от него доходы белорусские власти. Минск хотел бы и дальше развивать свой контрабандный терминал и в списке, которые привез А. Лукашенко в Санкт-Петербург, имеется требования немедленно снять все ограничения Россельхознадзора на поставки белорусской (?) молочной и мясной продукции.

В тоже время есть вопросы и в отношении формата контактов между двумя странами как на ведомственном уровне, так и в сфере выполнения контрактов и договоренностей белорусскими субъектами хозяйствования. Российская сторона отмечает рост откровенного хамства со стороны белорусских чиновников, уклонения белорусских партнеров от выполнения своих обязательств, издевательского отношения в минских кабинетах к российским командировочным. Естественно, по белорусской традиции, когда партерам из Минска напоминают, что Россия все-таки не белорусская колония и можно вести себя корректнее, замечания Минском отклоняются в крайне эмоциональной форме. Все это очень напоминает состояние контактов между Москвой и Киевом в 2012-2014 годах, пока они совсем не прервались.

Итак, где деньги?

Нет пока денег. Будут ли они вообще – это вопрос не к Москве, а к Минску. Дело в том, что Москва с пониманием отнеслась к проблемам и требованиям белорусской стороны, но, как всегда, увязала оказание поддержки с началом реальных шагов в российско-белорусской экономической интеграции.

Свой смысл в этом есть, так как если все-таки снова полноценно дотировать Республику Беларусь, то в случае создания единой экономики по образцу Евросоюза, дотации будет направлены в общий экономический комплекс. Более того, рыночная совместная российско-белорусская экономика в среднесрочной перспективе сделает не нужными дотациями. Но вряд ли Минск на это пойдет, так как А. Лукашенко вполне устраивает уровень дотирования РБ из российского бюджета до 2018 года.

Главная задача А. Лукашенко остается неизменной: заменить реальную интеграцию с Россией максимально возможным доступом Беларуси к российским финансовым и природным ресурсам. Сейчас для «прорыва» к российским деньгам используют санкции и террористическую атаку на белорусских пропагандистов, как говорится «вчера» - атаку НАТО, завтра окажется что-то подобное, но не менее экзотическое.
Понимают ли в Москве, что А. Лукашенко просто тянет время, надеясь, что в итоге Минск получит от России все, что ему так сейчас необходимо? Понимают, но продолжают надеяться, что А. Лукашенко все-таки сделает выбор в пользу интеграции. Так что сейчас между российским и белорусским руководством идет очень сложная почти театральная игра, где главы двух государств не скупятся на комплименты в адрес друг друга, говорят о верности союзу и готовности помочь. В правительствах садятся за формирование очередных «планов» и обсчитывают очередные «бонусы», который должен получить Минск от российских налогоплательщиков и пенсионеров… Но денег снова нет и скорее всего не будет, пока А. Лукашенко не войдет в интеграцию, от которой он отбивается четверть века.

Со своей стороны, можно было бы предостеречь российское руководство в отношении официального Минска. Повторяем, что А. Лукашенко уверен, что Москва «сломается» и отставив в сторону интеграцию, вернется к дотированию республики. «Сломает» Россию, по его мнению, новое обострение российско-западного противостояния. Отсюда и надежда на то, что Запад сядет за стол переговоров с Минском, так как А. Лукашенко снова будет востребован как Россией, так и ЕС с США. И все пойдет, как всегда, до очередных «мух» и «котлет».
https://politoboz.com/content/remeyk-muh-i-kotlet

А. Суздальцев, Москва, 18.07.2021
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments