ganna_94 (ganna_94) wrote,
ganna_94
ganna_94

Category:

Обобществление детей как высшая стадия "борьбы с исламизмом"



Петр Акопов

Начиная с трех лет малышей должно воспитывать общество, а не семья, и отказаться вы не сможете, потому что так велит закон. Нет, это не безумные мечты радикальной части наших большевиков столетней давности о коммунистическом будущем — это реальность современной Франции.

Обязательное посещение государственного воспитательно-образовательного учреждения начиная с трех лет предусматривается законопроектом "О защите республиканских принципов", который французский парламент, несомненно, примет уже в начале следующего года. В первоначальном варианте домашнее образование (оно же отказ от садика-школы, то есть "материнской школы", как это называется во Франции) после достижения трехлетнего возраста полностью запрещалось, но потом все-таки решили оставить послабления для слабых здоровьем детей и тех, кто активно занимается спортом или искусством. Так что начиная со следующего года во Франции резко возрастет спрос как на преподавателей музыки, так и на тренеров.

Особенно среди мусульман — потому что именно им на самом деле и посвящен представленный на этой неделе правительством законопроект "О защите республиканских принципов". Изначально он назывался "О борьбе с исламистским сепаратизмом", но после массовых протестов в исламском мире название решили поменять. Но суть осталась — этот закон призван обеспечить победу светских республиканских принципов над теми, кто, по словам президента Макрона, хочет разделить страну, "кто создает в ней параллельное общество, насаждает исламистский сепаратизм". Мусульмане хотят разделить Францию — или французские власти своими действиями еще больше разделят общество?
Повторить
Что бы ни говорили в Париже, сами мусульмане (и во Франции, и в мире) воспринимают происходящее очень просто — французы хотят перевоспитать мусульман, Франция хочет заставить часть своего населения (примерно десять процентов, если говорить о мусульманской общине) отказаться от собственного уклада и веры, создав некий "французский ислам". Хотите жить во Франции — отдайте нам своих детей, мы воспитаем их в духе "свободы, равенства, братства", терпимости и атеизма. Ваш уклад не позволяет вам жить по таким правилам? Тогда государство накажет вас — при полной поддержке большинства общества, возмущенного терактами и отрезанием голов учителям (то, что закон нарушает заодно и права католиков и прочих верующих, давно уже никого во власти не волнует — их влияние минимизировано).

Будет ли успешна борьба Макрона с исламизмом? Нет — потому что тут происходит смешение сразу нескольких вещей. С одной стороны, в Европе давно уже признали полный провал политики мультикультурализма — то есть общества, в котором должны мирно сосуществовать разные культуры, этносы, религии. Мультикульти не срабатывает — а миграция при этом растет, рождаемость среди коренного белого населения падает, а понаехавшие плодятся и размножаются. Да еще и не уважают местные обычаи и уклад — вместо того чтобы смеяться над карикатурами "Шарли Эбдо", убивают ее сотрудников. Уже много десятилетий французские власти пытались вписать мусульман в свое общество — и кнутом, запрещая хиджаб и школы при мечетях, и пряником, создавая лояльные советы имамов. Однако ничего не работает — более того, французские ценности не разделяют не какие-то недавно приехавшие мигранты, а их потомки и во втором, и в третьем поколении. Ставят шариат выше республиканских принципов — но, возможно, что-то не так с самими принципами? Может быть, разрушение любой традиции (национальной, религиозной, семейной) и превратило Францию в то, чем она стала? В страну, в которой власти, невзирая на протесты общества, принимают законы об уравнивании семьи обычной и "нетрадиционной". Страну, в которой власти сначала бездумно поощряют миграцию, называют ее противников шовинистами и фашистами, а потом, спохватившись, пытаются закрутить гайки.
В новом законопроекте содержится целый ряд мер, направленных на ограничение активности исламского сообщества и усиление контроля над его организациями, которые можно будет распускать или лишать госфинансирования. Запрещаются самые разные вещи — от конфессиональных меню в столовых до времени раздельного посещения бассейнов мужчинами и женщинами, нельзя будет выдавать справки о девственности и лишать дочерей наследства в пользу сыновей. В рамках борьбы с многоженством и принудительными браками чиновники (после сигнала от общественности) станут проводить отдельные беседы с женихом и невестой. Мечети обяжут отчитываться о крупных переводах из-за границы, в них будет запрещено даже появляться обвиняемым по некоторым статьям УК. Иностранцев, уличенных в многоженстве, будут высылать из страны.

То есть французские власти пытаются разрушить некоторые укоренившиеся мусульманские обычаи. Полицейской и бюрократической силы Пятой республики, конечно, хватит на борьбу с ними, но вот результат будет такой же, как и раньше. То есть плачевный: в лучшем случае никакой, а в худшем — дальнейший рост ответного терроризма. Почему ответного? Нет, террор не имеет никаких оправданий, включая религиозные, но странно не видеть связи между мирным давлением светского государства Франции на местное исламское сообщество и кровавыми актами радикальных безумцев.
То есть у проблемы нет решения? Да, по сути, нет — Макрон не может переделать ислам, мусульмане не могут заставить Францию жить по своим законам. Но, может, они и не хотят этого? Может быть, им достаточно было бы, если бы их просто оставили в покое, дали им жить по их собственным принципам и вере? Нет, на это республика пойти не может — иначе зачем же закрывали католические храмы после Великой революции?

Никакая живая религия не допустима в республике победившего атеизма — хотя на самом деле Франции угрожает не ислам. Ей угрожают последствия бездумной миграционной политики ее властей, в результате которой в стране и возникла многомиллионная община выходцев из Африки и Азии. А ислам — лишь форма самоорганизации этой общины, которая противостоит не исчезающей христианской Франции, а огромной бюрократической машине, лишенной веры, идеалов и принципов (кроме, конечно, "республиканских принципов" власти госаппарата). Мигранты не уважают страну, власти которой не уважают ни свой собственный народ (люди были против нашествия мигрантов — но кто их слушал?), ни свои традиции, ни свою веру. Их потомки поколениями живут в своей, мусульманской Франции — и заставить их отказаться от нее ни у Макрона, ни у французской власти в целом не хватит ни сил, ни духу. Да и что они могут им предложить взамен? Хорошо, не "Шарли Эбдо", а великое прошлое — ну так и у турок в бывшем Константинополе есть Айя-София.
Так что проблема у французов не с мусульманами — а с самими собой. Для того чтобы во Франции возник реальный "исламистский сепаратизм", нужно, чтобы было нечто целое, от которого хочется отделиться, а разделенное внутри себя французское общество не способно к сплочению даже ради своего выживания.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments