ganna_94 (ganna_94) wrote,
ganna_94
ganna_94

«Есть ли жизнь перед смертью?»

Оригинал взят у alajazarja в «Есть ли жизнь перед смертью?»

Недавно на глаза попалась статья, которая наглядно показывает, что политика некоторых стран не меняется с течением времени: их крики о «свободе» и «демократии» сопровождаются разжиганием войн, конфликтов и хаоса по всему миру. Их «демократия» несет в себе угнетение и рабство для населения «тоталитарных режимов».

Приведу лишь фрагмент статьи, в котором намеренно изменила наименования групп людей на «мы» и «они», так как по окончании ознакомления хотелось бы узнать у вас, догадались ли вы, где и когда разворачивается эти события.
Итак,
«В провинции самый низкий уровень доходов на душу населения — больше трети жителей не могут удовлетворить даже самые насущные потребности.
В особенно неблагополучных районах более 40 процентов семей живут исключительно на пособие. Уровень безработицы в <…> вдвое выше среднего по стране. Заработная плата у жителей провинции существенно меньше, чем у <…>. Детская смертность в провинции в три раза выше, чем в самых бедных районах страны-агрессора.

Господство в провинции агрессор поддерживает привычными колониальными методами, используя религиозно-общинную рознь, создавая противоречия между разными группами населения и разжигая их при всяком удобном случае. Существующий раскол между нами и ими используется и в качестве оправдания творимого в провинции террора и насилия.

В последние годы тюремный конвейер в провинции стал работать на полные обороты. Неспособность и упрямое нежелание правительства агрессора пойти на какие-либо уступки вынудили заключенных прибегнуть к крайней мере — голодной забастовке. Правительство называло голодающих самоубийцами. Представитель администрации заявил тогда: «Правительство не уступит. Если Сэндс намерен покончить жизнь самоубийством, это его личное дело».
Мы сидим в комнатке с Джерри и Дэвидом. Обоим нет еще тридцати, оба — члены местной ассоциации безработных.

— Безработица у нас в гетто чудовищно высока — больше шестидесяти процентов,— говорит Джерри.— Большинство молодых здоровых людей вынуждены слоняться без дела, влачить жалкое существование на мизерное пособие. А ведь наши семьи, как правило, многодетные. Мой сосед Лео уже двенадцать лет не может найти работу. Не знаю, как он ухитряется кормить своих восьмерых детей.

— Среди нас безработица примерно в пять раз выше, чем среди них,— включается в разговор Дэвид.— Видели, к примеру, за забором гетто нефтеперерабатывающий завод? На нем больше тысячи рабочих. Из них не больше двадцати наших, к тому же они заняты на вспомогательных работах — «подай, поднеси». Не лучше картина и на других предприятиях. Строительство — а там работали в основном наши — сейчас в упадке. Их экстремисты избивают, третируют наших, которым вдруг удается наняться на предприятие, где сложилось их большинство.

Экстремисты пытаются хозяйничать, давить на нас не только в «своих» районах. За последние три года более ста случаев нападения на наше гетто. Они мчатся с большой скоростью на машинах, палят из пистолетов, автоматов. Недавно они убили молоденького парнишку. Поэтому пришлось нам создавать в гетто комитет самообороны.

И дело не только в жилье и работе. Люди постоянно ощущают унижение своего человеческого достоинства: вот нам не дают возможности изучать наш язык, нашу историю и культуру.
Мы создали у себя в гетто курсы родного языка, разучиваем народные песни — ведь пластинок с ними не найдешь в продаже. Дети наши и их обучаются в разных школах, причем ниших, конечно, беднее и хуже. О детских садах говорить не приходится: их всего два.

— Жителям нашего гетто приходится терпеть особые издевательства их полиции: в ней их представители составляют девяносто восемь процентов,— говорит Джерри.— Обычная у нас картина: полицейские машины перекрывают несколько улиц, загоняют жителей в дома и начинают повальные обыски. Введенное ими чрезвычайное законодательство разрешает арестовывать людей и содержать их несколько дней в тюрьме просто по подозрению. Десятки молодых людей из нашего гетто и сейчас в тюрьмах, многим так и не предъявлены никакие обвинения.

...Десятки, сотни трагических судеб прошли передо мной в рассказах Джерри и Дэвида. Горькие судьбы. Страшные цифры и факты. При выезде из гетто бросилась в глаза надпись белой краской на стене: «Есть ли жизнь перед смертью?»

Здесь не говорят друг другу «спокойной ночи» — считается плохой приметой. У людей нет уверенности в том, что для них наступит доброе завтра…»

Ну, так, что? Как вы думаете, где происходят эти события? В гитлеровской Германии? А может на Ближнем Востоке в период «арабской весны»? На Украине времен последнего майдана? Какой агрессор так истребляет мирное население? И что общего у выше приведенного текста со следующей новостью: «Глава МИД Великобритании призвал сотрудничать с исламистами-бойцами «умеренной оппозиции», которые обеспечивают демократические процессы в Сирии»?

Угадали или нет? Поясняю.

Описанные события происходят в 80-е годы в провинции Ольстер, входящей в состав Северной Ирландии. А агрессор этот, как вы уже догадались, наверное, это самое «демократичное» из всех «демократичных», самое «цивилизованное» из всех «цивилизованных» государств мира, несущих «демократию» по всему свету – колонизатор Великобритания.

Со статьей «В Ольстере без перемен» (именно оттуда и взят фрагмент) можно ознакомиться, открыв журнал «Вокруг света», февраль 1983 года.

Вот и сейчас, договариваясь с «умеренными исламистами», Великобритания  совместно с США, ведет работу по низвержению национальных государств в архаику для остановки их развития, при этом прикрываясь «свободой и демократией».
http://www.1tv.ru/video_archive/projects/structure/p105893




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments