ganna_94 (ganna_94) wrote,
ganna_94
ganna_94

Categories:

Ультиматум

Угрозы — оружие тех, кто сам под угрозой.
Джованни Боккаччо



А. Лукашенко, встречаясь 15 октября 2020 года с генеральным секретарем ОДКБ Станиславом Засем (представитель, заявил, что Беларусь переживает внешнее вмешательство, «без которых в республике не могли бы начаться массовые протесты» (https://piter.tv/event/Lukashenko_zayavil_chto_vnutrennyaya_situaciya_v_...). Стоит напомнить, что 12 октября 2020 года экс-кандидат в президенты РБ Светлана Тихановская, находясь в Вильнюсе, объявила действующему президенту Беларуси ультиматум из трех пунктов, которые А. Лукашенко, естественно, никогда не выполнит. Осталось проверить эффективность «внешнего вмешательства» …

Конец безнаказанности?

В белорусской революции наметился очередной перелом, который на прошедшей неделе заметили не только внутри страны, в частности, власти республики, но и за рубежом, включая штаб С. Тихановской и российские федеральные телеканалы. Но, конечно, прежде всего, обозначившаяся смена мирного характера уличных протестов на силовой формат, вызвала очень оперативную реакцию белорусских властей.

При этом напомним, что 11 октября белорусская милиция, используя практически весь набор положенных спецсредств, впервые с 9-12 августа жестоко разогнали на улицах Минска протестные колонны. Однако, судя по риторике заместителя министра внутренних дел Г. Казакевича, который уже в понедельник, 12 октября, выступил с угрозами применения против безоружного гражданского населения огнестрельного оружия, милиция все-таки осталась недовольна достигнутой минувшим воскресеньем «победой» над собственным народом: «Протесты, сместившиеся преимущественно в Минск, стали организованными и крайне радикальными. В этой связи сотрудники органов внутренних дел и военнослужащие внутренних войск не уйдут с улиц, и, в случае необходимости, будут применять спецсредства и боевое оружие». (https://interfax.by/news/policy/vnutrennyaya_politika/1285086/).

Любопытно то, что при этом генерал МВД противоречил сам себе. Угрожая расстреливать акции протеста, Г. Казакевич тут же заявил, что «мы отмечаем постепенное затухание протестного движения, как по территориям, так и по массовости» (там же). Естественно, возникает вопрос: зачем МВД угрожает применить огнестрельное оружие, если акции «затухают»? Однако, как оказалось, 11 октября для МВД стало очевидным то, что для белорусских силовиков «эпоха безнаказанности» закончилась и Г. Казакевич сетовал на то, что протесты радикализировались: «Если днем и вечером это были летящие камни, бутылки, ножи и заточки, а уже к ночи - баррикады и горящие покрышки. Ничего общего с гражданским протестом это не имеет» (там же).

Итак, сотрудники белорусской милиции через два месяца террора против собственного народа вдруг столкнулись с проблемой: если еще неделю назад можно было говорить о том, что «наркоманы, алкоголики и безработные», а также прочие «крысы» выходили, по версии Г. Казакевича, с «гражданским протестом», который, в свою очередь, можно было безнаказанного крушить дубинками, обливать краской и насиловать в автозаках и тюрьмах, то сейчас силовики, столкнувшись с «группами боевиков, анархистов, футбольных фанатов», затосковали о прежних «гражданских протестах», с шариками и «сердечками».

Так что происходит? Неужели белорусское МВД способно противостоять только политическим «маскарадам», а в случае начала реального противодействия, ОМОН и прочие спецподразделения впадают в панику и хватаются за огнестрельное оружие? Белорусское МВД уже не справляется с собственным народом без пулеметов и базук?

Тупик мирных протестов преодолен?

Итак, давно отмеченная в белорусских уличных протестах тенденция, когда масштаб маршей снижается, но решимость их участников противостоять силовикам растет, на прошлой неделе получила качественное преломление. После 11 октября стало ясно, что в прошлое ушли «карнавалы» трех сотен тысяч протестантов с цветами и шариками, сейчас на воскресные акции людей выходит в 3-4 раза меньше, чем в августе, но они не уклоняются от стычек с милицией, а иногда даже обращают «силы правопорядка» в бегство.

Напомним, что в прошлый выходной на улицы белорусской столицы НЕ вышло рекордного количества граждан республики, хотя численность была достаточной для того, чтобы опровергнуть традиционные еженедельные похороны протестов на белорусском телевидении. Однако, несмотря на отсутствие критической массы на улицах и проспектах белорусской столицы, в Минске было арестовано рекордное количество протестующих (более 700 человек). Но на этом протесты не остановились.

Попутно исчезла тишина будних дней и вечеров. После рабочего дня сотни и тысячи жителей белорусской столицы на въездах в свои микрорайоны строят баррикады, перекрывают автомагистрали и даже кольцевую автодорогу Минска. Параллельно городские власти занялись ремонтом автострад и проспектов, снимая асфальт в местах подтягивания к центру протестных колонн. Стороны буквально окапываются. Стычки с милицией для жителей Минска стали чем-то обыденным и привычным. Придется признать, что никаких мирных протестов в Беларуси уже нет.

Аргументы

Даже в своем ультиматуме от 12 октября С. Тихановская говорит о мирном характере практически народного восстания, которым экс-кандидат угрожает правящему режиму через 13 дней. Попутно в белорусском медиа-пространстве возник аргументный ряд, доказывающий, что от мирного характера протеста отказываться нельзя.

В частности, белорусские эксперты утверждают, что мирные протесты эффективны, так как власти пошли на конституционные реформы, а А. Лукашенко посетил СИЗО КГБ. Однако такого рода «эффективность» выглядит крайне сомнительно. Было бы странным ждать от А. Лукашенко реформ, которые должны обеспечить отрешение его от власти. Конституционная реформа под руководством А. Лукашенко может только обеспечить его пожизненный президентский статус и передачу власти по наследству. На самом деле мирный протест ничего в Беларуси не добился.

Но в белорусском медиа-пространстве утверждают, что в случае начала в Беларуси гражданской войны, оснащенные современным оружием спецподразделения МВД РБ одержат быструю победу.

В этом случае можно согласиться с тем, что на улицах Минска победа вооруженного ОМОНа над безоружными согражданами неизбежна, но тогда придется признать, что в условиях городской войны (партизанщины) «победителей» медленно, но неуклонно, перестреляют по одиночке.

Несмотря на то, что в белорусском обществе по традиции всегда был переизбыток трусливого элемента, среди мужского населения немало обученного состава, способного оказать вооруженное сопротивление на хорошем уровне. При этом понятно, что на одного омоновца придется минимум сотня «партизаненов». Так что говорить о том, что конфликт затянется на десяток лет, не приходится. Народ в такого рода конфликтах всегда побеждает.

Вероятность того, что Россия, в случае начала гражданской войны, пошлет в Беларусь своих силовиков в «сирийском формате», существует, но пока теоретически. Трудно себе представить, чтобы российские ВКС бомбили белорусские города, а ведь именно в городах концентрируется протестный потенциал.

Скорее всего, Москва воспользуется конфликтом для смены в Беларуси политической элиты, включая А. Лукашенко – главную причину кровопролития (белорусский Амин), что, в свою очередь, обеспечит начало новой политической истории в Беларуси. Появится временная власть, новая Конституция и новые выборы. Так что для А. Лукашенко гражданская война выгодна в тактическом плане, но в стратегическом плане он очень быстро превращается в главного виновника кровопролития.

И все-таки мирный протест имеет свои преимущества, о которых мы неоднократно писали. Действительно, марши привлекают внимание всего мира, они стали традицией и индикатором Сопротивления белорусского народа и одновременно уличные акции разрушают миф об устойчивости режима А. Лукашенко. Но не более того…

Кроме того, постоянные мирные акции протеста демонстрирует фашистский оскал белорусского авторитарного режима, его готовность к кровопролитию. Проблема в том, что ресурсов для мирных протестов, судя по всему, в белорусском обществе не осталось.

Гражданская война?

Так кому выгодна гражданская война? Пока в экспертном сообществе Беларуси и соседних стран обсуждаются две основные версии изменения формата уличных протестов. По одной из них, белорусские власти силами милиции сами активно провоцируют участников протестов, чем буквально вынуждают их отвечать. Иными словами, в данном случае силовики выступают в активной роли.

В активной роли выступает и белорусское КГБ во главе с «Фантомасом», который тут же отметился на новой должности подготовкой провокации против уличных протестов. Сейчас И. Тертель угрожает терактом, который, естественно, будет «повешен» на оппозицию: «В последние дни мы получаем из различных источников, в том числе за рубежом, от наших партнерских спецслужб, информацию о готовящейся в нашей стране провокации. Цель данных действий — дестабилизация ситуации в нашем государстве на фоне явно уменьшающейся уличной активности и срыва планов по устремлениям к трудовым коллективам, студенчеству, с целью инспирации протестного движения». (https://news.tut.by/economics/704354.html). Стоит отметить, что дело это бесперспективное, так как, если теракт будет осуществлен, то обвинят в нем опять-таки тот же КГБ, что только радикализует протесты. Иными словами, возможно, что сработает эффект «Метро».

Данная провокационная тактика властей направлена на доведение политического противостояния до столкновений безоружных граждан с вооруженным до зубов ОМОНом. Появившиеся в этом случае неизбежные жертвы должны напугать население, разогнать его по домам, где ими займется милиция по составленным спискам.

Напомним, что белорусские силовики даже сейчас, в условиях еженедельных маршей, активно ищут участников протестов, выволакивают их из домов и квартир, хватают на улицах и арестовывают на рабочих местах, в аудиториях, и т.д. Это момент очень важен, так как А. Лукашенко знаменит своей фантастической злопамятностью. Так что, на самом деле, участники протестов, пусть даже один раз поучаствовавшие в какой-нибудь цепочке, пикете, марше, должны понимать, что их будут вычислять, искать и хватать годами. Поэтому у участников антиправительственных выступлений обратной дороги нет – или они свергают режим, или режим обязательно придет к ним домой. Хотя, если честно, режим все равно придет в дом, в зал, в кухню, спальню и детскую… Иначе А. Лукашенко не выжить.

Так что угрозы властей применить огнестрельное оружие на самом деле имеют смысл – уличные протесты прекратятся, а по следу противников режима пустят белорусское Гестапо.

Есть и другая версия. Сейчас её активно развивают белорусские силовики, от лица которых, оправдывая решение использовать огнестрельное оружие радикализацией протестов, и выступает начальство МВД. Силовики выступают в данном случае с пассивной, оборонительной и оправдывающей позиции, но и это бесполезно, так как вооружена только одна сторона. А кто вооружен, тот и виноват.

На самом деле, скорее всего обе версии имеют место. Силовики провоцируют, а протесты под ударом дубинок быстро радикализуются, что еще больше распаляет силовиков. Возникает «замкнутый круг», или скорее «спираль насилия», которая неотвратимо погружает белорусский кризис в пучину кровавой гражданской войны.

Но одновременно все стороны, втянутые в белорусский политический кризис, очень боятся силового формата белорусской революции. Причем боятся не только по причине кровавой парадигмы, неизбежного развала первой белорусской республики, которая все равно в авторитарном формате нежизнеспособна, но и из-за непредсказуемого политического итога.

Использовать и возглавить

Ультиматум, который словно в ответ на заявление МВД РБ, 12 октября объявила экс-кандидат в президенты республики Светлана Тихановская, оказался своевременным. Штаб в Вильнюсе уловил ситуацию, сложившуюся в Беларуси и понял: «или сейчас, или никогда».

Белорусская революция давно расколота на несколько колонн, которые до сегодняшнего дня объединяет только невероятная по накалу ненависть к А. Лукашенко и его власти, включая, конечно, силовиков. Наблюдение показывает, что основная масса протестующих из Минска и областных центров продолжает выходить на протесты, и их порыв не смогли остановить ни поддержка А. Лукашенко со стороны России, ни понимание того, что штаб Светланы Тихановской и Координационный совет водят людей по кругу – «выпускают пар», ни то, что оппозиция и власти накачивают белорусское общество антироссийским контентом, а белорусские националисты будут пытаться повернуть Беларусь в украинскую «колею». Люди все равно выходят.

Нет сомнений, что протесты в Беларуси, как типичное протестное движение, ориентировано и сконцентрировано против А. Лукашенко, а не за националистическую оппозицию и С. Тихановскую. Инерция протестов огромна…

Понятно, что такая целеустремлённость участников протеста не может не беспокоить Вильнюс (в данном случае под литовской столицей мы подразумеваем штаб Светланы Тихановской), так как получается, что протесты в Беларуси идут сами по себе, а С. Тихановская, активно позиционируя себя в качестве легитимной белорусской власти, что, сразу скажем, на наш взгляд поздновато (надо было это сделать 9-10 августа), сейчас занята, в большей степени, европейской и антироссийской тематикой. Они почти «не видят» друг друга…

Вильнюс уловил изменение формата протестных акций и ультиматум С. Тихановской является фактически последней попыткой перехватить протестный потенциал и возглавить его. Для штаба экс-кандидата ультиматум является возможностью политически выжить, так как, с одной стороны, в Евросоюзе пока считают С. Тихановскую символом белорусских протестов, что, естественно, не совсем так, а с другой стороны, время идет, и в итоге в Минске обязательно появится собственный национальный лидер, легитимность которого будет обеспечена уличными акциями. С этого момента о С. Тихановской будут вспоминать только специалисты и спецслужбы ряда государств Восточной и Центральной Европы.

Новая имитация

В принципе, власти, исходя из вышеобозначенной схемы, пытались в августе использовать в качестве лидера протестов в белорусской столице М. Колесникову. Однако не получилось. Когда «сердечки» М. Колесниковой всем опротивели, её, после странной, а скорее провальной провокации, все-таки посадили, что является белорусской политической традицией. Дело в том, что в условиях режима А. Лукашенко, тюрьма снимает с политического деятеля обвинения в сотрудничестве с КГБ и создает имидж «настоящего борца с режимом».

Сейчас в оппозиционных кругах, включая эмигрантские, активно распространяется версия создания в современных белорусских политических реалиях (!) многопартийной или даже двухпартийной политической системы, включающей партию М. Колесниковой «Вместе». Понятно, что центр управления данной псевдо-двухпартийной системы будет находиться в очень крепких, но давно всем надоевших руках, так как обе партии будут обеспечивать легитимность шестого, а потом и седьмого, и дальнейших президентских сроков людей, по фамилии Лукашенко.

Итак, белорусские власти, при помощи отдельных деятелей оппозиции, готовы заняться новой имитацией, уже партийной … Напомним, что Беларусь – страна невероятных имитаций. Совет министров – имитация исполнительной власти, парламент – имитация законодательной, суд – театр марионеток, прокуратура – вывеска, легитимность президента – имитация, как и инаугурация, диалог с обществом заменен диалогом с узниками, конституционная реформа отдаётся в руки Всебелорусского собрания – имитации съезда КПСС. Реальны в РБ только первый белорусский президент и его силовики. Наверное, этого достаточно?

Оказалось, что нет. К нашему удивлению, сейчас, в европейском медиа-пространстве к рожденному в недрах белорусских спецслужб проекту формирования под руководством А. Лукашенко белорусской многопартийности активно привязывают российское руководство, что должно легитимизировать данный сценарий.

На прошедшей неделе некие «молодые политики» из КС, совершив мгновенный вояж в российскую столицу и пообщавшись в Белокаменной с резидентами одной южной страны (!), сейчас с позиции дорогих и долгожданных гостей В. Путина и в стиле махрового провинциализма («знаем-ездили»), толкуют о планах Кремля так, словно присутствовали на заседании Совета безопасности России. Как говорится, дожили … Уже белорусская оппозиция имитирует диалог с российскими правительственными экспертами. Хотя, с кем поведешься …

7 дней

Через семь дней А. Тихановская обещает А. Лукашенко восстание, так как понятно, что действующий белорусский президент не уйдет со своего поста, не выпустит политзаключённых и не прекратит насилие на улицах. Причем не очень понятно, зачем в ультиматуме прописаны целых три требования? Вообще-то можно было бы ограничиться безоговорочной капитуляцией.

На самом деле, три требования демонстрирует пропагандистский характер ультиматума и отсутствие ресурсов для уничтожения противника. Представим, что А. Лукашенко действительно выпускает политзаключенных. Понятно, что последствия данного шага для него будут катастрофические, так как пусто место не бывает: силовики, для которых политзаключенные являются заложниками, мгновенно бросят А. Лукашенко на произвол судьбы и тот лишится поста президента в формате Бишкека.

Если А. Лукашенко, выполняя требования ультиматума, уведет силовиков с улицы, то протестанты сами освободят политических заключенных и, как следствие, А. Лукашенко мгновенно потеряет власть, снова в киргизском формате.

Так что в ультиматуме можно было оставить одно условие – отставка А. Лукашенко. Это сразу решило бы проблемы освобождения политзаключенных и прекращения насилия на улице. Авторы ультиматума пококетничали, что странно, так как в штабе С. Тихановской есть блестящие политики с огромным практическим опытом.

Но главное, естественно, не в этом. Возникает вопрос: а имеет ли С. Тихановская кадры революционеров и ресурсы для старта восстания? Понятно, что не имеет. Есть сторонники Светланы, что немало, но нужны сотни организаторов. Звонки на заводы не помогут, а невыплаты зарплат, даже если они начнутся, проявятся не к 25 октября, а в лучшем случае, в конце ноября. И то не факт …

Штаб в Вильнюсе надеется на протестный потенциал белорусского народа, который сам и своими силами добудет победу, выгонит А. Лукашенко и освободит пост президента для С. Тихановской. Где-то мы с таким политическим иждивенчеством уже сталкивались …

А если призыв С. Тихановской не сработает? Или, что еще хуже для Вильнюса, свержение режима А. Лукашенко произойдет совершенно иным путем, к примеру, военным переворотом, то как тогда оказаться в нужный момент и в нужном месте, чтобы успеть стать главой государства?

Вопросов много, так как победа над режимом А. Лукашенко неизбежна, а, как известно, у победы много отцов, не протолкнуться. Вот только поражение – круглая сирота. Стоит напомнить, что в Беларуси, конечно, ненавидят власть, но белорусскую оппозицию ненавидят не меньше …

Ультиматум С. Тихановской словно на секунду зажег свет в темной комнате. Этой секунды хватило, чтобы понять – Беларусь, после свержения режима А. Лукашенко, ждет лютая и бескомпромиссная схватка за власть, на фоне которой нынешнее свержение А. Лукашенко очень быстро покажется веселым пикником на природе.

Но обратно дороги нет.

А. Суздальцев, Москва, 18.10.2020
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment